Schelm.
жив и бью хвостом (c)
Я так давно не писала.
Мне собственно очень лениво это делать.
Я очень-очень-очень люблю Татьяну Петровну.
Она прекрасный человек.
Каждый день я думаю по новому.
То "она меня не любит", то "любит"...
То то, то сё...
И я всегда мечтаю как бы она со мной заговорила. Это было бы прекрасно. Но она этого не сделает.

Читаю Корчака.
Для него нормально иметь любимчиков.
Да. Это правильно. Но обидно не быть этим любимчиком.
Я прочла у него:
"Среди этих многочисленныз славных ребят ты любишь одного как самое близкое существо <...> А остальные дети? Не бойся, они не обидятся: и у них тоже есть любимцы".
Угу. И у них есть любимцы. Ты например.
Отвратительно, когда ты любишь учителя, а ему насрать на тебя. Причина не в том, то ты один, а класс из двадцати восьми человек состоит, скорее в том, что у этого человека другие любимцы.
А я тоже хотел быть ему близкой.
Почему я хуже его?
Скажи. А то все молчат. Никто никогда не скажет в чём твой недостаток. Тольк может быть на публику. "А вот у Кати..." И это слова взрослого человека?
Татьяна Петровна не такая.
Совсем.
Спокойна и уверена.
Она такой мой идеал, как капитан Немо, капитан Андерсон, капитан М.
В них есть общие черты, те неясные черты которые заставляли влюбляться.
Не только спокойствие и уверенность. Обаяние. Таких людей трудно пропустить.