12:38 

Schelm.
жив и бью хвостом (c)
До землетрясения 1966 года мы были соседями семьи Топорниных. Мы жили во 2 Гоголевском (Красном) тупике, в самом конце тупика, в доме № 13. Топорнины жили в доме №11. С именем Дмитрия Сергеевича Топорнина связано одно из самых ярких и дорогих для меня воспоминаний моей юности.
Это произошло в начале лета 1965 года. В школе уже были каникулы, мне было 17 лет, я перешёл в 11 класс. У нас был дом и большой двор. Я был во дворе и чинил насос игрушечной ракеты. В это время раздался звонок в дверь. Вход в дом был через двор и открывать дверь гостям было моей обязанностью. На пороге стояло двое мужчин, пожилой и молодой. Пожилой был очень представителен, от него приятно пахло одеколоном. Гости у нас бывали часто, ритуал встречи был чётко разработан. На площадку перед верандой ставился маленький столик и подавался чай. Перед площадкой был цветник, в цветнике на палке стоял маленький фонтанчик – брызгалка, который включался когда приходили гости. Всё было так сделано и на этот раз.


Мама подала чай, я сел вместе с гостями. Старший спросил:
-А что у тебя в руках?
- Это насос.
- Я вижу, что это насос, но для чего он? Это же не велосипедный насос.
- Нет, это насос для ракеты.
- Для ракеты??? Очень интересно, а ты не мог бы её запустить?
Ракета была устроена следующим образом: в неё на 1/3 наливалась вода, потом накачивался воздух, ракета взлетапа, когда на насосе отпускалась защёлка. Корпус ракеты был пластмассовый, на носу толстая резинка, чтобы после полёта ракету можно было легко достать к хвосту был привязан тонкий шелковый шнур. А вот в тот день, о котором я рассказываю, шнура как раз и не было. Поэтому моему собеседнику я сказал что запустить ракету нельзя, т.к. она улетит к соседям.
- А ты запускай вон в ту сторону – сказал он и указал в сторону Топорниных.
- Нет.
- А что, тот парень может её не отдать? Запусти, я его уговорю.
- Нет, если хотите идёмте на улицу, там я ее запущу.
-Да нет, на улицу я не пойду. Слушай, а ты что сам сделал эту ракету?
- Я что, Генеральный Конструктор, что-ли?
Тут мой собеседник улыбнулся, и сказал, что он знает этого человека. Всю дорогу молчавший его спутник предупреждающе произнес:
- Сергей Палыч!!!
- Я же не называю фамилии!!! Просто я знаю этого человека!!! Мало ли кого я могу знать!
В это время вышел папа, они начали говорить о делах, и я конечно вышел из-за стола. После завершения разговора, когда гости стали уходить, я всё-таки захотел показать запуск ракеты и вышел на улицу. Но Сергей Павлович сказал:
- Нет, это магазинная игрушка и смотреть на неё совсем не интересно. Иди домой.
Они направились к выходу из переулка. Сергей Павлович несколько раз поворачивался и строго говорил: -«Иди домой!!!» а я стоял на месте.
Когда я вернулся домой, то папа меня спросил меня, куда пошли наши гости. Я сказал, что они ушли. Папа улыбнулся и сказал:
- «Нет, скорее всего они пошли к Дмитрию Сергеевичу (Топорнину).»
- «Но я же видел, как они выходили из переулка!»
- «Ну а когда ты ушёл, то они вернулись к Топорниным.»
- «Почему ты так думаешь?»
- «Потому что люди науки могут прийти только от них. Старший – московский академик, он просит квартиру в Ташкенте для своего ученика. Придётся обратиться в горисполком. »
Мне тогда было 17 лет и, в силу возраста, я был б`ольшим коммунистом, чем мой отец, Абдалин – старший, я начал выступать, что это нечестно, что на квартиры существует очередь и т.д. и т.п.. На это папа сказал, что академик может обратиться к Ш.Р. Рашидову и тогда Шараф Рашидович спросит, а почему просьба московского академика не была удовлетворена?
Когда в январе 1966 года скончался С.П. Королёв, то прочитав некролог я сказал папе, что это – тот человек, который был у нас летом. Папа посмотрел на фотографию и сказал:
- «Нет, этот конструктор, а тот был физик – ядерщик.»
Ну, раз папа сказал, то так оно и есть, он лучше знает.
Прошло много лет, я успел поступить в МГУ и закончить его, в 1978 году папа скончался, и я совершенно забыл об этом случае. Где-то году в 80-81 мы с моим другом Маратом Захидовым и с его соседом Эдуардом Машеевым возвращались откуда-то на маратовской машине.
Э. Машеев был тогда доктором наук, заместителем директора института кибернетики. Я знал, что Эдуард-ака – «королевский» человек, т.е. ученик Сергея Павловича Королёва. Когда мы остановились около моего дома, то Машеев сказал, что ему очень хочется пить, и я пригласил его и Марата на чашку чая. Когда мы поднялись в квартиру, то моя жена подала нам чай с вишней на веранде. И тогда состоялся следующий разговор:
-« Володя, а Вас не удивляет, что я фактически напросился к Вам на чай?» – спросил Машеев.
-« Нет, нисколько.»
-« Да нет, Вы удивлены. Дело в том, что я один раз уже был у Вас и пил чай с вишней.»
-« Вы извините, но я этого что-то не помню.»
-« Вы не помните, потому что я был в гостях вообще-то не у Вас, а у Вашего отца, и был я не один. Я был вместе с Сергеем Павловичем Королёвым.»
После этих слов я обалдел, и челюсть у меня отвисла.
-« Не может быть!!??»
-« Да нет, оно так и было.»
-« Не может быть!!!»
-« Слушайте, это Вы конечно всё забыли, потому что Вы были в нежном возрасте а я этого забыть не могу, потому что решался очень важный для меня вопрос, вопрос получения квартиры. Так вот слушайте. Вы жили в тупике на улице Гоголя, ваш дом стоял в самом конце тупика. Рядом с Вами жил мой ташкентский учитель, профессор Дмитрий Сергеевич Топорнин. Мы были у Топорниных и Дмитрий Сергеевич сказал, что сосед может помочь в решении вопроса с квартирой. Дмитрий Сергеевич просил не говорить, что это он направил нас к Вашему отцу. Мы пошли к вам. Калитку нам открыл мальчик, который сразу пошёл и поставил стол и стулья на площадку перед домом и включил фонтанчик на палке (наверное, это были Вы). Ваша мама накрыла на стол, и Вы, разговаривая с Сергеем Павловичем, положили вишню и сахар в стакан, раздавили вишню в сахаре и налили чай. Ну, теперь Вы убедились, что я говорю правду?»
-« Да.»
-« Так вот, Володя, я зашёл к Вам для того, чтобы сказать, что Вы пили чай с Сергеем Павловичем Королёвым, и именно Вы научили его пить чай с вишней. Этому способу он потом учил многих своих знакомых в Москве.»
-« А как же с квартирой?»
-« Квартиру я тогда получил через 2 недели после разговора с вашим отцом, около театрального института, рядом с Вашим теперешним домом.»
Я тогда очень пожалел, что ни Дмитрий Сергеевич Топорнин ни мой отец, Александр Степанович Абдалин, так и не узнали, что у них в гостях был самый выдающийся конструктор 20 века – Сергей Павлович Королев!
Владимир Абдалин.
P.S. А Сергей Павлович уважил просьбу Дмитрия Сергеевича и не сказал, откуда пришел. Мой батя сам догадался.
Владимир Абдалин

URL
Комментарии
2013-02-16 в 10:18 

Мы провалились единожды. Мы провалились дважды. Мы должны просрать всё снова!
это чувство, что в СССР было 10 классов, а не 11...

     

Nautilus

главная